Признание и боль

Признание и боль
Предыдущая12131415161718192021222324252627Следующая

Прайт как можно тише открыл дверь в спальню и, стараясь не разбудить Фоби, крадучись прошел в комнату. Но внимательный взгляд карих глаз мгновенно дал понять, что шпионские замашки полуэльфа – напрасная трата времени, так как мальчик уже бодрствовал. Более того, слуга смотрел на Прайта с таким затравленным видом, будто был не слишком рад его приходу.
— Прости, что оставил тебя. Неотложное дело. Я не стал тебя будить, потому что надеялся вернуться раньше, чем ты проснешься, — решив, что дело в его отсутствии, спокойно объяснил Прайт, подходя к постели. Фоби почему-то при каждом шаге мужчины в его сторону медленно отползал от полуэльфа, активно кутаясь в большом одеяле.
— Я… Я так и решил, — пискнул он, старательно отводя взгляд.
— Что-то случилось? Ты ведешь себя странно, — чуть нахмурился Прайт, усаживаясь на край кровати и протягивая руку к мальчику. Фоби в ответ резко шарахнулся, но заметив недоуменный взгляд мужчины, спохватился и натянуто улыбнувшись, произнес:
— Все хорошо! Ты, наверное, устал? И весь в пыли. Тебе в душ надо? – то ли слуга действительно стремился перейти на другую тему, то ли надеялся спровадить Прайта из комнаты.
— Если в мое отсутствие ты сделал что-то, что, как тебе кажется, мне не понравится, признайся сразу. Обещаю не злиться, — мягко улыбнулся полуэльф, стараясь разговорить Фоби. Но тот упорно молчал, лишь украдкой поглядывая на мужчину и плотнее кутаясь в одеяле с таким остервенением, словно что-то под ним прятал.
— Что под одеялом? – решив не ходить вокруг да около, в лоб спросил полуэльф. Фоби вздрогнул и отполз еще дальше.
— Ничего, — прохрипел он, громко сглотнув.
— Врать ты совсем не умеешь, — ухмыльнулся Прайт, поймав край одеяла и потянув его на себя. Глаза Фоби округлились. Он изо всех сил вцепился в свою часть одеяла и следующие десять секунд оказывал яростное сопротивление, пока силы не закончились и Прайт таки не вырвал мягкую ткань из рук мальчика. Вот только под ней ничего не оказалось. Разве что, дрожащий от холода, Фоби в не по размеру длинной белой футболке и черных потертых шортах. Только присмотревшись, Прайт догадался, в чем причина странного поведения мальчика:
— Если тебя так беспокоит наличие эрекции, то, поверь, по утрам она бывает не только у тебя, но и у доброй половины мужского населения нашего мира, — еле сдерживая смех, заметил полуэльф. Фоби в ответ съежился и явно приготовился реветь в голос то ли от стыда, то ли из-за других ведомых только ему причин.
— Нет! Только не снова! Не бери в моду рыдать по любому поводу и без него! Ты же мужчина!
— А я не хочу быть мужчиной! – в сердцах выпалил мальчик, закрывая руками бугорок на шортах.
— Н-да… С тобой не соскучишься, — устало вздохнул полуэльф. — Короче, я в душ, а ты пока разбирайся со своей проблемой, — поплелся было он в ванну.
— Разбираться? Как? – сдавленно просипел слуга.
— Что значит «Как»? Руками! Надеюсь, наглядно мне показывать не надо? И не притворяйся, что ты не знаешь, как удовлетворить свои желания, — Прайт был, конечно же, прав. Фоби прекрасно знал, что нужно делать.
— Это ты во всем виноват! – пробормотал мальчик недовольно. — Раньше у меня такого не было!
— Да ну? Не поздновато ли у тебя все началось, — не смог сдержать улыбки полуэльф. — И чего же ты хочешь от меня в качестве извинения? Посильной помощи? – спросил об этом мужчина, конечно же, в шутку, но заметив, как при этом покраснел Фоби, осознал, что попал в яблочко.
— Слушай, ты же еще совсем ребенок, — постарался полуэльф перевести разговор в нейтральное русло.
— Вот ему об этом и скажи! – обиженно выкрикнул мальчишка, указывая на вздымающуюся ширинку.
Воцарилась неловкое молчание.
— Просто… Я хочу хоть что-то значить для тебя, - разорвал гнетущую тишину сдавленный шепот Фоби. - А кто я? Целыми днями сижу в комнате, ем и сплю! Как домашнее животное. А я не хочу быть домашним животным! Не хочу, чтобы в один прекрасный день ты ушел на очередное задание и не вернулся бы просто потому, что забыл обо мне!
— Да что ты такое говоришь? Как тебе в голову-то такое приходит? – все-таки разозлился Прайт. — Ты все время твердишь, что не ребенок, но каждым своим поступком и словом доказываешь обратное! Думаешь, что пока не переспишь со мной, мои чувства к тебе будут не настоящими? Или, может, ты вообще считаешь, что я с тобой только ради секса?
— Я так не думаю, — еле сдерживая дрожь в голосе, ответил мальчик. — Но что плохого в том, если я стану к тебе немного ближе?! – испытующий взгляд Фоби наконец-то встретился с глазами полуэльфа. И в нем читалась непоколебимая решимость.
— Ближе? Пожалуйста! – развел руками Прайт. — Но не настолько же! Тебе, черт возьми, шестнадцать!
— И что? Значит, я не нуждаюсь в близости?! Мне теперь до совершеннолетия терпеть? Зачем? А быть может мой возраст просто прикрытие для тебя? Если не хочешь меня, так и скажи!
— Я хочу! – выпалил полуэльф и тут же замолчал, поняв, что сболтнул лишнего. — Я в душ, — тихо бросил он и направился в ванну.
— Кажется, этого должен бояться Я, так почему же убегаешь Ты? – выкрикнул вдогонку Фоби. — Дурак! – в сторону Прайта полетела подушка. Правда, цели она достигнуть не успела, пойманная полуэльфом.
Прайта данный разговор, мягко говоря, поставил в тупик. Он не ожидал, что невинный мальчик, что при их первой встрече был готов на все, лишь бы отстоять свою девственную чистоту, внезапно окажется настолько настойчивым в желании этой самой чистоты лишиться.
— Ладно, — внезапно для обоих согласился парень. — Если ты действительно этого хочешь, мне нет причин отказывать.
— П… Почему ты передумал? – немного напугано выдавил Фоби.
— Потому что в действительности хочу этого не меньше тебя, — беспечно пожал плечами полуэльф, медленно приближаясь к кровати и кидая на нее подушку. Мальчик вздрогнул, тяжело выдохнул, но убегать, на что на самом деле рассчитывал Прайт, не спешил. Лишь легкая дрожь выдавала беспокойство Фоби, но взгляд оставался непреклонным.
— Иди ко мне, — сев на постель, подозвал мальчика полуэльф, и Фоби, помявшись, нерешительно подполз к мужчине. Прайт наклонился к слуге и, обняв за талию, одним рывком переместил его с кровати себе на колени. Мальчик против воли задрожал сильнее.
— А говоришь, что не боишься, — прошептал Прайт, стаскивая с него футболку и покрывая легкими ненастойчивыми поцелуями его выпирающие ключицы, тонкую шею и скулы.
— Я и не боюсь! – соврал Фоби, пытаясь унять дрожь.
— А то я не вижу. Не стоит врать о своих чувствах, ни к чему хорошему это обычно не приводит, — пробормотал Прайт, целуя мальчика в губы. Даже сейчас он не переставал поучать слугу.
— Тогда мне страшно, — между все более страстными поцелуями признался мальчик. — А еще я тебя очень… Ах! – Прайт прикоснулся к бугорку на шортах Фоби, и тот, вздрогнув, тихо застонал. — Еще никто… там меня не трогал, — совсем разоткровенничался он, против воли начиная тихо подаваться навстречу поглаживающим движениям со стороны Прайта.
— Я знаю, — полуэльф вновь поцеловал Фоби, на секунду убрав руку, чтобы плотнее прижать к себе слугу. Но мальчишка почти требовательно тут же вернул руку на место, сам придвинувшись к Прайту и попытавшись расстегнуть его рубашку. Получилось у него это далеко не сразу – слишком сильно дрожали руки. Когда же с пуговицами было покончено, мальчик уверенно стащил рубашку с мужчины, откинул ее на кровать, а сам буквально вцепился в спину Прайта, при этом отвечая на все его поцелуи с неистовством и нескрываемым желанием.
Новоявленный принц тем временем медленно оттянул резинку шорт Фоби и дал свободу его набухшему члену.
«Нда-а-а… Здесь-то он точно не ребенок!» - не удержался от едкого комментария внутренний голос Прайта.
— Что-то не так? – тяжело дыша, прошептал Фоби, почувствовав, что Прайт остановился. Полуэльф в ответ положил руки на бедра мальчика и приподнял его, заставив встать на колени так, чтобы его грудь оказалась напротив лица блондина. Первый поцелуй угодил в район солнечного сплетения, второй сполз вниз к впалому животу, после чего мужчина провел языком от пупка до груди мальчика, оставляя за собой влажную дорожку. Мальчик на это забавно сопел, жмурясь и фыркая. Смотреть на Прайта и на то, что он вытворяет, ему было стыдно, поэтому он все больше вглядывался в потолок или прятал глаза за отросшей челкой. Полуэльф, все же ловя на себе секундные смущенные взгляды со стороны юного любовника, добрался до двух небольших коричневых сфер, одну из которых начал мягко массировать пальцами, а другую языком. Тогда как пальцами свободной руки мужчина коснулся головки члена Фоби, провел по чувствительной влажной от выступивших капелек смазки коже, затем скользнул дальше по всей длине, пока, наконец, не сомкнул пальцы у основания. Фоби в ответ на столь незатейливые касания тихо зашипел что-то сквозь зубы, обессилено бухаясь обратно на колени к Прайту. Из-за чуть изменившегося положения, теперь полуэльф мог дотянуться лишь до ключиц и шеи мальчика, чем не преминул воспользоваться. Губы впились в нежную кожу, оставляя после каждого болезненного поцелуя красочные пятна, которые бы не сошли затем еще неделю. Когда как уже обеими руками Прайт ласкал Фоби, заставляя мальчика, упершись лбом в плечо мужчины, кусать губы от желания застонать в голос от доселе неведомых ему приятных ощущений.
- Пра…айт! – надрывно вскрикнул Фоби, подаваясь к мягким прикосновениям мужчины, впиваясь пальцами в спину полуэльфа и, не задумываясь о своих действиях, царапая ее. Блондин в ответ сильнее сжал одной рукой член мальчика и ускорил рывкообразные движения, когда как другой продолжал ласкать головку. Удовольствие нарастало. Дыхание слуги сбилось, взгляд затуманился, мысли путались, движения превратились в неосознанные, направленные в первую очередь на достижение максимального удовольствия. Борясь с желанием кричать в голос, Фоби, сам не понимая, что делает, впился зубами в плечо Прайта, прокусывая его кожу до крови.
Еще несколько движений рукой, и он, сжав зубы сильнее, содрогнулся от переполнившего все его тело удовольствия, а затем обмяк. Еще некоторое время он, не шевелясь, сидел на коленях Прайта, стараясь выровнять дыхание и бешеное сердцебиение. Мужчина хотел было уложить мальчика в постель, но тот вцепился в полуэльфа и попросил разрешения посидеть так еще немного. Когда же яркие ощущения отошли на задний план, и Фоби, наконец-то осознал произошедшие, лицо его залила краска:
— Прости! Я прямо на тебя! – выдохнул он, хватая с кровати футболку и лихорадочно стирая ею молочную жидкость, стекающую с торса Прайта.
— Я все равно собирался в душ, — улыбнулся полуэльф в ответ, наклоняясь к мальчишке и целуя его в лоб. — А вот с коленей моих тебе все-таки придется подняться.
— А как же ты? – растерялся Фоби, выразительно поглядывая на стояк мужчины.
— На сегодня, я думаю, хватит, — осторожно ответил Прайт, мысленно моля богов, чтобы слуга согласился. Но по нахмурившемуся лицу того понял, что просто так ему от мальчишки не отвязаться.
— Я хочу, чтобы тебе было приятно, — Фоби снова закапризничал.
— Мне было приятно доставлять удовольствие тебе… — хотел было оправдаться полуэльф, но был прерван громким «Нет!»
— Так нечестно! – возмутился Фоби, заставляя Прайта откинуться на кровать. — Опять все делаешь ты, а я ничего, — расстроено пробормотал он.
— Ну вот, опять двадцать пять, — вздохнул блондин, закрывая глаза одной рукой. — Ты хотел близости, и она произошла. Но теперь тебя и это не устраивает?
— Ты… очень красивый, — внезапно пробормотал Фоби, ложась на живот Прайта и смотря на него щенячьими глазами. — На тебя все пялятся. И, наверное, многие бы хотели быть с тобой.
— К чему ты это? – удивился молодой мужчина.
— Такая белая кожа, такие волосы. С моей смуглостью не сравнить, словно ты принц, а я нищий. Хотя я и есть нищий…
— А я и есть принц, — пожал плечами Прайт, забыв о том, что Фоби об этом еще не знает.
— То есть как?
— Мой отец – эльфийский король. Как оказалось. Сюрприз…
— И ты только сейчас мне об этом говоришь?!
— Да я сам узнал об этом полчаса назад, — улыбнулся полуэльф, но Фоби его уже не слушал. Он вскочил с постели и, явно находясь на грани очередной истерики, заперся в ванной.
«Великолепно! Просто замечательно! Молодец, Прайт! Умеешь все испортить!»
— Фоби?! В чем дело на этот раз? Тебе еще не надоело обижаться на меня по любому поводу? – вздохнул парень, подходя к запертой двери и облокачиваясь на нее спиной. — Ну же, выйди и прекрати на меня дуться.
— Значит рано или поздно нам придется расстаться? – послышался голос мальчика за дверью. — Как скоро?
— Да нет же… Ты не понял, я внебрачный сын, поэтому принц лишь на словах. К престолу меня никто не подпустит. И слава богу. Более того, о моем существовании и знать-то никто не должен. Мы никогда не расстанемся. Всегда будем вместе.
— Обещаешь? – шепот у самой двери.
— Обещаю, — ответил Прайт, после чего дверь открылась.
— Тогда докажи! — пробормотал себе под нос мальчик. — Давай сделаем Это по-настоящему.
— А до этого понарошку было?
— Давай сделаем… ! – упорствовал мальчик.
— Эй! Прайт! Хватит кувыркаться со своей куколкой, мы собираемся обсудить план проникновения в замок короля с нашими новыми друзьями! Так что скорее одевайся! Я жду тебя! Прямо здесь! И прямо сейчас!
— Мне пора, — кинул Прайт, накидывая на себя чистую рубашку и впервые в жизни радуясь бесцеремонности Нерола.
— Тогда сделаем Это, когда ты вернешься, — это был не вопрос, а уверенное заявление.
— Посмотрим, — тихо кинул полуэльф и направился к двери, мысленно благодаря Нерола за его беспардонность. Но Фоби преградил мужчине дорогу:
— Пообещай, — испытующий взгляд, от которого невозможно было скрыться.
— Обещаю и это, — выдохнул Прайт, мысленно ругая себя за свою безотказность.
****
«Шики придурок! Ненавижу тебя!»
Слушать рассуждения вененифа по поводу того, почему Вилоне стукнуло в голову все рассказать магу, Майлза не слишком интересовали, он просто хотел…
«Чего? Чего же ты хотел?» — Велиар легкой походкой следовал нога в ногу за парнем.
— Убирайся! – тихо прошипел Майлз. — Или теперь ты собираешься ходить за мной постоянно?
«Надеялся, что он на тебя накинется? Заключит в объятья? Хотел ощутить во рту его язык?»
— Замолчи! Это отвратительно! Еще слово, и меня стошнит!
«Оу! А может, ты уже готовился к большему?»
Ответом Велиару стала захлопнувшаяся перед его носом дверь, ведущая в комнату Майлза. Для демона она вряд ли бы стала ощутимой помехой, чего нельзя было сказать о стремительно приближающейся давящей ауре вененифа. Решив оставить все на брюнета, демон щелкнул пальцами и исчез.
А Шики тем временем настроился на серьезный разговор. Хватит детских недомолвок. Сколько еще Майлз собирается морочить ему голову? Ведь это уже невыносимо! Церемониться со своим хозяином брюнет больше не собирался.
Дверь в комнату Майлза чуть не слетела с петель от злого пинка Шики. Маг, лежавший в это время на кровати лицом к стене, никак не отреагировал на столь кричащий способ вененифа обратить на себя внимание. Шики, поняв, что его жестоко игнорируют, хотел было высказать вслух все, что он думает о Майлзе и о его чертовом характере в частности, но в последний момент решил сменить тактику. Подойдя к магу, он нагло бухнулся на постель рядом с хозяином и, сложив руки под головой, уставился в потолок. Венениф не сомневался, что долго Майлз подобной близости к своему слуге вытерпеть не сможет, обязательно взбесится и попробует столкнуть вененифа с кровати. А очередной скандал стал бы отличным способом наконец-то выяснить отношения. Но минуты проходили одна за другой, а в комнате царила могильная тишина. Лишь тихое дыхание Майлза и пошлые мысли не давали вененифу покоя. Что ж, раз хозяин не против, почему бы не обнаглеть еще больше. Шики повернулся на бок, прижался к парню всем телом, уткнувшись носом ему в затылок и обняв за талию. Маг в ответ на это вздрогнул, но так ничего и не сказал. И от гнетущего безмолвия венениф разозлился лишь сильнее.
«Разве тебе нечего мне сказать? Сколько можно держать все в себе?»
Чем больше задавался венениф этими вопросами, тем больше вскипала в нем немая ярость и тем сильнее руки сдавливали Майлза.
— Мне больно, — наконец подал голос маг, дотронувшись до рук вененифа и стараясь хоть немного отодвинуть их от себя.
— Я знаю, — сухо ответил брюнет, не ослабляя хватки, — мне тоже.
— Отпусти меня.
— И не подумаю, — при этом он лишь плотнее прижался к магу, обнимая парня настолько сильно, что Майлз начал задыхаться. — Одного «прости» за предательство мне мало!
— Я… Не предавал… Тебя, — прохрипел маг, изо всех сил стараясь разъединить сомкнутые вокруг его торса руки вененифа. — Я что, не могу влюбиться?!
— Нет, Не Можешь! – каждое слово сквозило ядовитым гневом. — Ты думаешь, что я принадлежу тебе и ты мой хозяин? Но, кажется, не осознаешь, что плата равноценна. Ты в свою очередь принадлежишь мне, и никто и никогда к тебе кроме меня не прикоснется. Хочешь ты этого или нет. Ты только мой! – объятья стали настолько невыносимы, что Майлз заерзал на кровати от сдавливающей боли.
— Шики! Больно!
— А еще, да будет тебе известно, я собственник и очень ревнив. Так что смирись с мыслью о том, что у тебя никогда не будет ни семьи, ни друзей, потому что я не позволю кому бы то ни было забрать тебя у меня.
— Боль…но!!!
— И никакой приказ тебя не спасет! Я терпелив, но и этому рано или поздно придет конец. Венениф – это не милая игрушка, с которой сегодня ты играешь, а завтра нет. Я мстителен. И злопамятен. И все равно добьюсь того, чего или кого возжелаю. Словами или действиями. В конце концов, я всегда могу запихать тебе в глотку кляп и оттрахать по самые гланды…
— Зачем тебе это?! Нх-х-х…! – боль настолько сильная, что перед глазами у мага все поплыло. Шики на секунду замолк, терзаясь сомнениями, говорить или нет. Решиться оказалось не так просто, если учесть, что для него эти слова значили слишком многое.
— Потому что я люблю тебя, — наконец прошептал он. Майлз в этот момент еле сдерживался, чтобы не закричать от сдавливающей боли. Лоб его покрылся испариной, пальцы побелели от напряжения, с губ сорвался тихий хрип. Но даже в таком состоянии от слова «люблю» по его спине побежали мурашки, потому что ни разу в жизни всерьез ему никто такого не говорил.
— И ты… Думаешь… Я тебе… Поверю? Или же… Ты доказываешь… Свою любовь ко… Мне, причиняя мне… Боль? – выдавил он из последних сил. Тут Шики, спохватившись, ослабил объятия и Майлз судорожно вздохнул.
— Я не хотел причинять тебе боль, просто… устал от безответности с твоей стороны, — признался венениф. — И еще я злюсь на себя, за то, что снова влюбился в хозяина. Ничем хорошим это никогда не заканчивалось. И, несмотря на это… — венениф не договорил, внезапно касаясь губами шеи парня. Майлз сглотнул, чувствуя нарастающую панику.
— Шики, не надо… — прохрипел он, пытаясь освободиться теперь уже из безболезненных, но все еще сковывающих объятий вененифа.
— Не надо Чего? – руки брюнета скользнули под тонкую футболку мага и мягкими кончиками пальцев начали вырисовывать на животе Майлза невидимые узоры. Парень инстинктивно сжался, чувствуя, насколько Шики близко, ощущая жар его тела даже сквозь одежду, чувствуя еле уловимый запах его тела. Приятный запах. Еще чуть-чуть, и Майлз бы сдался. И это его пугало больше всего. Следовало срочно что-то предпринять:
— Я думал разорвать с тобой контракт! — выпалил он. Пальцы остановились. А затем венениф внезапно и вовсе убрал руки. Но только Майлз расслабился, когда одним движением брюнет развернул его к себе и прижал к кровати, навалившись сверху. Его глаза вспыхнули ярче прежнего:
— Будто тебе кто-то позволит это сделать, — в голосе Шики послышалась угроза, но во взгляде прочиталось отчаянье. — Ты настолько меня ненавидишь? – нагнувшись к Майлзу настолько близко, что тот ощутил дыхание вененифа на своих губах, задал он вопрос.
— Именно, — кивнул маг, но голос его предательски дрогнул, что не осталось для брюнета незамеченным.
— Тогда тебе не понравится то, что я собираюсь сделать, — ухмыльнулся ядовитый слуга, ловя зубами нижнюю губу мага. Парень фыркнул, взбрыкнул в попытке скинуть с себя вененифа, а затем отвернулся от него, стараясь увернуться от поцелуя. Но Шики это совсем не смутило. Одним ловким движением он зафиксировал руки Майлза над его головой, прижав их к постели одной своей. Причем сжал запястья парня настолько сильно, что Майлз вновь взвыл от боли. Воспользовавшись слабостью парня, венениф свободной рукой схватил его за подбородок, тем самым пресекая последние попытки рыжего спастись от поцелуя. Губы вененифа тем временем оказались так близко… На миг парень увидел отражение своего бледного испуганного лица в этих удивительных фиолетовых глазах, а следом… Маг был уверен, что Шики, будучи на взводе, снова сделает ему больно, но поцелуй оказался очень нежным. Неожиданно нежным. Настолько, что Майлз против воли расслабился и потому позволил языку Шики беспрепятственно проникнуть ему в рот. Это было даже приятно. Странные ощущения настолько поглотили парня, что он не заметил, как Шики отпустил его запястья. Руки вененифа ловко добрались до бедер Майлза, нагло скользнули к паху и мягко раздвинули его ноги.
— Я тебе этого не разрешал, — выдохнул маг, чувствуя острые клыки брюнета на своей шее. Но Шики явно было не до разрешений. Внутри у него все горело. Он чувствовал, что Майлзу приятно, потому что эти ощущения являлись его пищей. Но в то же время он хотел парня не в качестве объекта насыщения. Острое желание буквально вскружило Шики голову.
— Эй! Венениф?! Маг?! Вы там? Нерол зовет вас в свой кабинет! – послышался голос Севи за неплотно закрытой дверью. — Эй! Вы меня слышите? – с этими словами парнишка заглянул было в комнату, но дорогу ему преградил взъерошенный венениф:
— Иди отсюда! – прорычал он.
— Но это важно! Сейчас…
— Да идем мы, идем, — послышался за спиной Шики раздраженный голос Майлза. И прежде чем брюнет успел сказать хоть что-нибудь, маг вышел из комнаты и последовал за Севи.
— Эй! Стой! Ну уж нет! Я слишком долго ждал! Ты не можешь так со мной поступить! – закричал разгневанный Шики вдогонку магу.
— О чем это он? – поинтересовался Севи.
— Понятия не имею, — беззаботно пожал плечами Майлз, смущенно улыбаясь.




1552109986492930.html
1552157086938077.html
    PR.RU™