Капитан Всеволод Соколов. Осадное сидение. Испания. 1936 год.

Новоприбывшие «кондоровцы» вполне симпатичные ребята. Правда с их командиром, обер-лейтенантом Шрамом, я уже имел честь познакомиться в Сарагоссе. Вот уж, воистину: и смех и грех…

Мы в тот день провожали инженер-полковника Астрова и поручика Котина. Они с Путиловского к нам прибыли, чтобы данные собрать по применению своей продукции так сказать в реальных условиях. И по горячим следам.

Хорошо они с нами пообщались. Мы им все про наши «коробочки» выложили: броню бы неплохо потолще, движок помощнее, запаса хода побольше и «пукалку» посерьезней. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо! Астров сперва огорчился, а потом вроде, и сам уже понял, что мы правы. А поручик, даром что молодой, говорит: по вашим, соратники, рекомендациям будем разрабатывать новую концепцию танка. И как таких толковых людей и не проводить?

В лучшем ресторане в Сарагоссе мы их и провожали. Кроме нас, помнится, человек пять «латинян» сидело и испанцев — еще с десяток. Столы нам сдвинули, еду-питье подали, только-только в кураж входить начали — смотри, пожалуйста, еще союзники прибыли. Немцы. Честно скажу, я против германцев ничего плохого сказать не могу. Бойцы — хорошие, курсанты — серьезные, товарищи — верные. Вот только пить совсем не умеют. То есть пруссаки еще туда-сюда, а остальные… ну, слабоваты. Геноссен в гражданских костюмах сидят, но по повадкам видно: не наши, не танкисты. Летуны.

Мы поднимаем тост за братство по оружию и за единство родов войск. Они вежливо отвечают. Дальше — за фюрера германского народа, Адольфа Гитлера. Они пьют за светлую память генерала Корнилова и вождя России генерала Кутепова. Потом мы вместе поднимаем бокалы за Муссолини — пусть итальянцы тоже порадуются.

Кому первому пришла идея выпить за творцов нашего непобедимого оружия, я уже не вспомню. Все бы ничего, но подполковник Арман, мой комбат, уже начал пить коньяк стаканами, и, следовательно, несколько утратил контроль над собой. Когда кто-то из немцев попытался выпить за кого-то из конструкторов германского Рейха, наш Поль встал и закатил речь. Увы, его немецкий намного лучше моего и для него не было большой проблемой усыпать свою речь разнообразными эпитетами и сравнениями из мира литературы, зоологии, анатомии и иных отраслей знания. Сводилась его речь к тому, что если германские конструкторы берутся за что-либо, то на выходе только один продукт, вне зависимости от исходного набора. Дерьмо.

Так как за время своей речи Арман успел еще выкушать пару стаканчиков Мартеля, то речь его превратилась, в конце концов, в эпическо-сатирическую поэму, адресованную всем германским конструкторам. Итальянцы сидели в углу с пунцовыми лицами и изо всех сил пытались замаскировать кашлем душивший их хохот. А за нашим столом его и не маскировали. Я не очень люблю, когда издеваются над людьми, но у Армана это выходило здорово.



И тут германцы не выдержали. И стали отвечать. Оказалось, что некоторые из этих парней очень даже грамотны и подкованы, вспомнили Петра I, Екатерину Великую, припомнили все марки двигателей и орудий, которые у нас по их лицензии производят. Если бы Арман, да и все мы потрезвее были, мог бы интересный разговор получится. Но не получился.

Комбат говорит мне: а ну-ка, Всеволод Львович, просвети курсантов по матчасти. И я начал просвещать. Это было не так смешно, как у него самого, но не менее обидно. Даже более. Я-то тоже слегка перебрать успел. Может, я и не стал бы так ерничать, но тут побоялся: вдруг боевые товарищи и конструктора приезжие решат, что я трушу немцам урок преподать. В общем, когда я кончил говорить, немцы только икать могли: уж что-что, а я в «Каме» именно матчасть два года немцам читал.

И тут встал этот самый обер-лейтенант, сам весь белый, руки трясутся, и говорит, даже не говорит, а выкрикивает мне ломающимся фальцетом: «Да! Оружие у Вас лучше! Но войну выигрывают не танки и не самолеты, а люди! А чего стоят немецкие люди, Вы на Олимпиаде могли видеть!» Ну, в принципе, верно. Немецкая сборная в Берлине по числу медалей всех обогнала. Хотя в нескольких случаях им явно подсудили. Вот бокс, к примеру: наш Николай Королев, из московского «Святогора», чемпион России в тяжелом весе. Ведь видели все, что во втором раунде Шмелинг «поплыл». Нас через Берлин в Испанию везли, вот и организовали местные соратники посещение Олимпиады. А потом Шмелингу победа «по очкам». Мы выходили из зала словно оплеванные. Уже потом парторг объяснял, что этот матч судили чуть ли не по личной просьбе Адольфа Гитлера, и что в следующем году Макс Шмелинг приедет в Россию и там Королев его побьет.

Если бы я не был так пьян, я напомнил бы мальчику, что русская сборная завоевала второе место по числу медалей, и пошутил бы про то, что дома и стены помогают. Но я был пьян. Когда немец вспомнил про победу Шмелинга, я смолчал. Но подполковник Арман не смолчал. Он высказался о немецких судьях, и о немцах вообще.



Я уклонился от брошенного стакана, и вскочил на ноги. Немцы — парни спортивные, но биться стенка на стенку они не умеют. Я с шестнадцати лет на Москва реку ходил. Запрещали, конечно. Только я все равно, с дворницким сыном сбегал. Мы вместе с извозчиками бились (благо биржа неподалеку была). Против замоскворецких, охотнорядских, таганских. И все мы — такие.

Испанцы прыскают из зала, как клопы от свечки. Итальянские союзники жмутся по стенам. Немцы стоят нестройной гурьбой, мешая друг другу. А против них разворачивается русская кулачная стена. И идет справа налево, обходя весь зал. Я отбиваю удар, другой, и тут на меня выносит моего оппонента. Ну, получай, геноссе, за Королева, Россию, за такую-то мать!…

Но Макс (обер-лейтенанта зовут Макс Шрамм) не слишком страдает от обстоятельств нашего знакомства. Он спокойно принимает мое старшинство и гонит свой экипаж рыть второй передовой и отсечной окопы. Потом мы подсчитываем наши запасы, и я прихожу к выводу, что теперь, если численность противостоящих британцев вырастет не слишком сильно, то сутки-другие мы вполне в состоянии продержаться.

Немец-штурман починил нашу рацию, и я связываюсь со своими. Полковник Малиновский кроет меня непечатной бранью и называет «бешенной обезьяной». Это окончательно успокаивает. Когда «колонель Малино» доволен, он выражает свое одобрение именно таким способом. Нам обещают в самое короткое время подбросить боеприпасы, и просят продержаться сутки. Мне хочется верить, что мы их не подведем.


1550099007828267.html
1550170167266809.html
    PR.RU™