ВЫХОДИМ ИЗ СЕБЯ

В свой книге «Переосмысление заикания» Джон Харрисон писал, что большинство заикающихся с трудом проявляют гнев. Это было сказано как раз обо мне.

Даже будучи совсем еще ребенком, я очень беспокоилась, когда люди ругались друг с другом. Моя мама рассказывала, что когда мне было 4 года и они с папой ругались, я брала стул, ставила его между ними, забиралась на него, брала их за руки и молча соединяла их. Это производило настолько сильный эффект, что спор сразу утихал.

Со мной раз или два было такое, что я сама не понимала. Однажды на групповых занятиях нам задавали вопросы, чтобы мы смогли познакомиться и лучше узнать друг друга. Один из таких вопросов был «каков ваш любимый цвет?». Я оглядывала комнату и думала: “Что это со мной? У меня нет такого цвета. Все здесь знают, а я нет. Мне нравится зеленый, если это трава, но если небо, то не нравится». И тут мальчик сидящий рядом вскочил: «Мой любимый цвет синий. Синий - единственный цвет, который мне нравится». Так что, когда подошла моя очередь, я просто сказала «зеленый», потому как слово “зеленый” было легче произнести. И этот цвет ко мне прицепился. Я постоянно получала зеленые ленточки, карандаши и блокноты, ведь это «твой любимый цвет».

Но, даже не смотря на то, что я не могла определиться с любимым цветом, фильмом, и другими любимыми вещами, в отношении себя я во многом оставалась реалистом. Когда меня просили поучаствовать в обсуждении, я говорила: «Нет, я заикаюсь». Те, кто спрашивал, оставались под впечатлением. Они начинали бормотать что-то вроде «не наговаривай на себя» или «мы даже и не замечали, что ты заикаешься” (будто мне не полагалось знать и признавать, что я заикаюсь). Я всегда отвечала: “Да, я неглупая, и иногда со мной весело, я легко схожусь с людьми. А еще я и заикаюсь”. Для человека заикающегося признаваться в этом было неслыханно.

ЗАИКАНИЕ ОТ КОНТРОЛЯ?

Первый намек на то, что причиной ступоров и задержек мог бы быть чрезмерный контроль, я получила в 13 лет, когда логопед задал вопрос моей маме, не считает ли она, что в моей семье кто-то слишком сильно контролирует. В то время никто еще не говорил о таких проблемах, к тому же считалось признаком хорошего тона, когда один из членов семью брал на себя роль «босса». Часто можно было встретить слова «орга­ни­зующий» и «управляющий», но никогда слово «контролирующий». Поэтому моя мама молча посмотрела на логопеда, ее серые глаза, очки, и как всегда вежливо ответила: «Нет, дорогая, я не думаю, что кто-то в нашей семье может чрезмерно контролировать».

Позже, этим вечером, я слышала, как она рассказывала моему отцу о том, что произошло в клинике. И когда она перешла к «я не думаю, что кто-то в наше семье может чрезмерно контролировать», папа остановил ее : “Ты слышала, что произошло сегодня утром, перед тем как она пошла в школу?”. Нет, она ничего не знала. Он продолжил, рассказав о том, как этим весенним утром я вышла прогуляться перед школой. И только я на несколько секунд присела на качели, он услышал мою сестру. Та, увидев в каком я хорошем настроении, громко закричала: «Посмотрите! Вот она где! Качается на качелях! Она не должна выходить на улицу перед школой».

Мне не приходило в голову удивляться, какое дело моей сестре до того, как я провожу свое время. «Живи и давай жить другим» - под таким девизом я жила, и не собиралась позволять кому-то портить мое настроение.


1549880261502895.html
1549960572501347.html
    PR.RU™